Втр18062019

Back Главная

Двое подростков выжили после удара молнией

  • PDF

выжившие мальчики

Была ясная солнечная погода, и 14-летний Сережа Карпусь решил порыбачить на ставке, а заодно и искупаться.

Когда же собрался уходить, к озеру пришел его 13-летний приятель.

"Мы очень любим рыбалку, — говорят Сережа Карпусь и Сережа Голованов. — Поэтому, когда стал накрапывать дождик, решили еще немного половить — как раз пошел клев. А тут такая гроза началась!»

выжившие мальчики

По счастливой случайности в этот момент на ставке оказались 61-летний Владимир Москаленко и его супруга Любовь. Возвращаясь из Нежина, семейная пара не планировала ни рыбалки, ни пикников. Но, проезжая мимо озера, Владимир не смог удержаться и уговорил супругу часок отдохнуть на природе. Как оказалось, не зря.

«Громыхнуло так сильно, будто у меня над ухом выстрелили из пушки. А машину аж подбросило вверх»

 

В тот день прогноз погоды в Бахмаче был более чем благоприятный, на небе — ни единого облачка. И хотя вода в озере была еще довольно прохладной, Сережу Карпуся это не остановило. В начале мая они с другом втайне от родителей уже открыли купальный сезон.

 

— И рыбалку мы очень любим, — улыбается Сережа Карпусь, высокий русоволосый мальчик. — Правда, не всегда бывает хороший клев. Тут уж как повезет. В тот день нам как раз повезло — рядом оказался мужчина, к которому рыбешки шли одна за другой. Раньше мы его не встречали, уже на озере узнали, что его зовут дядя Вова. Не успел дядя Вова закинуть удочку, как у него было полное ведро карасей. Как только мы к нему присоединились, у нас тоже начало клевать.

 

«Везучим дядей» оказался Владимир Москаленко из села Перемога Бахмачского района. Они с супругой возвращались из Нежина и по дороге заехали на озеро.

 

— Как истинный рыбак я всегда вожу удочки с собой, — говорит Владимир Москаленко. — Так и в этот раз: отвозил жену в парикмахерскую, а снасти из машины не вытащил. На обратном пути вспомнил, как знакомые хвалили озеро в Стрельниках — дескать, там и вода более-менее чистая, и клюет неплохо. Уговорил Любу заехать. Она осталась в машине, а я пошел рыбачить. Кроме меня, на берегу были двое подростков — один высокий, второй поменьше. Увидев, что я поймал сразу трех карасиков, они подошли ближе: «Дядя, а можно рядом с вами половить? Что-то у нас не клюет. Может, потому что у нас поплавок белый, а у вас красный?» Я пошутил, чтобы в следующий раз обязательно перекрасили. Тем временем небо начало затягивать тучами. Стал накрапывать дождик. «Ребята, идем в машину, — сказал я. — Дождь усиливается». «Мы еще посидим, — отозвались подростки. — Только рыба пошла». Забрав удочку, стульчик и рыбу, я подошел к машине. Но, как только открыл багажник, меня ослепила яркая вспышка. А в следующую секунду — громовой раскат. Громыхнуло так сильно, будто у меня над ухом выстрелили из пушки. А машину с женой в салоне… подбросило вверх. «Люба!» — закричал я. Она в этот момент говорила по телефону. Жена в ужасе замерла с трубкой у уха. «Положи телефон!» — крикнул я, судорожно думая, что делать — садиться в машину и уезжать или, наоборот, выходить. Тут я вспомнил о мальчиках, которые были на озере. Оборачиваюсь — а их нет. Секунду назад стояли в двух шагах от меня и… пропали.

 

Владимир Москаленко увидел ребят, подойдя ближе к озеру. Оба лежали на траве и не дышали.

 

— Это были два безжизненных тела! — вспоминает Владимир Москаленко. — Поняв, что их ударила молния, я тут же бросился к ним. Пульс у них… не прощупывался. Они начали синеть...

Тут на помощь прибежала жена.

 

"Никаких специальных курсов мы с женой не заканчивали, — говорит Владимир Москаленко, спасавший ребят вместе с супругой Любовью. — Просто, когда перед тобой лежит два бездыханных подростка, действуешь инстинктивно»

 

— Я стала делать массаж сердца второму ребенку, — присоединяется к разговору жена Владимира Москаленко Любовь. — Хотя это был не только массаж, а, наверное, все реанимационные методы сразу. В той ситуации уже было не до размышлений — мы трясли этих ребят, били по щекам — лишь бы только они очнулись. Пока я делала массаж сердца старшему мальчику, муж пытался привести в чувство младшего.

 

— Видя, что никакие реанимационные меры не помогают, я просто схватил его за плечи и начал трясти, — продолжает Владимир Москаленко. — «Давай, давай! — повторял я. — Ты должен очнуться!» В какой-то момент мальчишка широко распахнул глаза и еле слышно пробормотал: «Все нормально, дядя. Я живой».

«Дядя, кто нас ударил? Все тело так печет и не хочет двигаться»

 

— Увидев, что он очнулся, я начала интенсивно растирать его тело, — продолжает Любовь. — «Ты чувствуешь ноги?»- спросила у подростка, видя, что он почти не шевелится. Он покачал головой. А я где-то читала, что при ударах молнией или током ни в коем случае нельзя допустить, чтобы тело онемело. Нужно сразу делать массаж — чтобы наладить кровообращение. Тем временем муж переключился на старшего мальчишку. С ним дела обстояли еще хуже.

 

— Хуже — это не то слово! — с жаром подтвердил Владимир. — Если младшего мне быстро удалось привести в чувство, то второй даже через десять минут не пришел в себя. Не помогало ничего. В отличие от младшего, он весь был мокрый — наверное, потому, что находился ближе к воде. Сначала он посинел, а потом стал покрываться фиолетовыми пятнами. Хотел сделать ему искусственное дыхание, но не смог — у мальчика были намертво сцеплены зубы. Следующие десять минут я тщетно пытался его оживить. Казалось, эти жуткие минуты длились целую вечность. Умом я понимал, что уже вряд ли ему помогу. Но не мог же я просто так взять и отпустить его! Чтобы ребенок умер у меня на руках? Ни за что этого не будет! Умоляя мальчика очнуться, я продолжал что есть силы его трясти. И когда в очередной раз сильно-сильно тряхнул, подросток вдруг громко выдохнул. В ту минуту я услышал, как у него забилось сердце. Он ожил!

 

— У него изо рта пошла пена и кровь, — говорит Любовь. — Я тем временем интенсивно растирала младшего подростка. После чего помогла ему встать на ноги и заставила бегать — опять-таки, чтобы у него не онемело тело. Я уже тоже думала, что старший мальчик погиб. Когда он задышал, чуть не расплакалась, — глаза Любы наполнились слезами. — Снимая с него мокрую одежду, мы спрашивали: «Ты чей? Назови свою фамилию». Первые несколько минут он смотрел на нас невидящим взглядом. А потом попытался что-то сказать, но не смог — у него отняло речь. Только когда я начала интенсивно его растирать, мальчик прошептал: «Ноги, ноги!» Оказалось, так он пытался объяснить, что не чувствует ног.

 

— А как себя чувствовал его товарищ?

 

— Ему уже было лучше, — рассказывает Любовь. — Сереже-младшему (оказалось, их обоих зовут Сережами) было тяжело двигаться, он начал проситься к нам в машину. Но я не разрешила — иначе он там сразу бы уснул. Когда очнулся его товарищ, он подбежал к мужу и начал спрашивать: «Дядя, кто нас ударил? Все тело так печет и не хочет двигаться».

 

— Сережа-старший вообще не мог встать, — говорит Владимир. — Мы попытались поднять его на ноги, но он сразу упал на землю. Сняв с него мокрую одежду, мы увидели у него на животе большой ожог. А на левой стороне тела… отпечатался куст. На коже остались четкие следы от веток и листьев. Его ноги стали какого-то непонятного желтого цвета, будто бы покрылись воском. Когда он наконец назвал свою фамилию и село, жена поняла, о ком идет речь. У нее в Стрельниках работает племянник. Люба тут же ему позвонила, и он вызвал отца Сережи-старшего.

 

Через несколько минут перепуганный мужчина уже был на озере. Он забрал сына домой, после чего отвез его в Бахмачскую районную больницу. Хотели отвезти и Сережу-младшего. Но мальчик запротестовал: «Со мной уже все в порядке, честное слово! Я сам дойду — тут до моего дома два шага». И, взяв велосипед, пошел домой.

 

— Мы, конечно же, поехали за ним, — говорит Владимир Москаленко. — Проводили до ворот и, только убедившись, что Сережа зашел в дом, уехали. Странно, но в тот момент я совсем не ощущал усталости. Мы с Любой просто радовались, что все так хорошо закончилось. А уже дома начало трясти (смеется). Дрожь в коленках, мысли вроде: а что могло бы быть… Одним словом, начали отходить от стресса.

 

Когда родители Сережи-младшего узнали о случившемся, его тоже отвезли в Бахмачскую райбольницу. Обследовав подростков, врачи сказали одно и то же: мальчики родились в рубашках.

 

— Им действительно повезло, — сказал журналистам заведующий реанимационным отделением Бахмачской центральной районной больницы Александр Грищенко. — 14-летний Сережа Карпусь поступил к нам в тяжелом состоянии. Он явно больше контактировал с молнией, чем его товарищ, у него на брюшной полости даже остались следы. Мальчик был очень вялый, к тому же у него была тахикардия. Состояние 13-летнего Сережи Голованова мы оценили как среднее. Обоих мальчиков положили в отделение интенсивной терапии. Их спасло то, что на озере им вовремя оказали первую помощь. Далеко не все умеют правильно делать массаж сердца и искусственное дыхание — люди предпочитают вызвать «скорую» и ждать специалистов. Хотя эти минуты могут быть решающими. Супруги, оказывавшие помощь подросткам, сделали это профессионально.

«Меня пытались поднять, но только ноги были как две тряпки»

 

— У нас все теперь спрашивают, мол, где вы этому научились, — смеется Владимир Москаленко. — Уверяю вас, никаких специальных курсов мы не заканчивали, медиков среди нас нет. Хорошо, что и я, и супруга водим автомобиль. Когда сдавали на права, пришлось выучить методы оказания первой помощи. И, как видите, пригодилось. Хотя когда перед тобой лежат два бездыханных подростка, нет времени вспоминать учебные пособия. В такой ситуации действуешь инстинктивно.

 

Уже на следующий день мальчиков перевели в детское отделение. К ним пришли сотрудники Бахмачского райотдела милиции, которые узнали о происшествии от врачей больницы. Подростки быстро пошли на поправку. А отпечаток куста на теле Сережи Карпуся исчез на третий день после ЧП.

 

— Его мазали какими-то мазями, вот он и пропал, — говорит Сережа. — Жаль, так бы я вам сейчас его показал… Как меня ударила молния, помню плохо. Мы с Сережей разговаривали с дядей, как вдруг что-то бахнуло, и я упал. Оказавшись на земле, понял — меня ударила молния. Только подумал, что надо бы собраться и встать, как перед глазами потемнело, и я крепко уснул.

 

— Тебе ничего не снилось?

 

— Абсолютно, — покачал головой мальчик. — Говорят, дядя Вова сильно меня тряс, но я этого совсем не чувствовал. А вот когда очнулся, стало ужасно неприятно — весь какой-то мокрый, скользкий, тело печет и ноет, ни рук, ни ног не чувствую. Дядя Вова пытался меня поднять, а у меня ноги были как две тряпки. И я опять падал. Когда лежал, увидел Сережу. Он все время бегал, как на уроке физкультуры. Я хотел спросить, зачем он это делает, но не мог говорить: казалось, кто-то сильно сжал мою челюсть.

 

— Сережа долго не просыпался, — говорит Сережа Голованов. — Я уже вовсю бегал, а он лежал. Зато когда очнулся, первое, что он сказал: «Вот это кайф!» «Ничего себе кайф, — думаю. — Тут еле на ногах стоишь!»

 

— Чего же ты сам пошел домой? — спрашиваю у Сережи Голованова. — Дядя Вова же предлагал тебя отвезти.

 

— Да мамка бы потом ругалась… — махнул рукой мальчуган. — Я вообще не хотел никому ничего рассказывать. А то началось бы — мол, почему не ушли, как только начался дождь. Прихожу домой, а там никого. Мама на работе, папа чинит у соседа коллектор. Бегом переоделся, повесил в угол одежду — так, чтобы никто не заметил. И тут врывается бледный папа: «Быстро едем в больницу! Ты почему сидишь?!» Оказалось, зря я надеялся. Не прошло и часа, как об этом уже знало все село…

Источник

 

Читайте новости Надо.ua в социальных сетях Facebook, ВКонтакте и Twitter (Полная лента в Twitter здесь)

Читайте также:

 

Новости Мариуполь | сайт Мариуполя | погода в Мариуполе | объявления Мариуполь | афиша Мариуполь | Новости Мариуполя | Все новости Мариуполя | Объявления Мариуполь | Объявления Мариуполя